г.Казань
ул. Московская д.3
т. 5-700-700
 

 Это интересно »

Колонка злого критика: "Плесень" (ч. 1)

Продолжаем разбор телевизионных проектов Первого канала. С невероятной помпой зрителям был представлен «фильм-сенсация» под коротким, но очень звучным названием «Плесень». Делала его та же команда, на совести которой «Великая тайна воды» и «Осторожно, еда!».

Тенденция к перемешиванию повидла (в виде реальных фактов) и экскрементов (в виде мифов и дутых сенсаций), к сожалению, сохраняется. Отделять зерна от плевел мне помогала иммунолог-аллерголог, к.м.н., пост-док в UPenn Medical SchoolТатьяна Тихомирова, за что ей огромное спасибо, без нее в иммунологических дебрях разобраться было бы намного сложнее.

Сразу скажу, что о фильме написано уже очень много. Есть просто замечательные статьи, например, «Чем опасна плесень?» Алексея Куприянова, биолога по образованию. Поэтому мы с Татьяной постарались сконцентрироваться в основном на медицинских фактах, зверски (ну или не очень зверски) перевранных в очередной поделке телевизионщиков.

Предвосхищая вопрос, чего это я привязался к хорошему фильму, сразу поясню. Если бы проект заявлялся как художественное кино, я бы даже не пикнул. В конце концов, любой автор имеет право на вымысел, метафору, гиперболу, гротеск и прочие приемы. «Плесень» же объявлена «научно-популярным фильмом», в нем выступают эксперты в ранге профессоров и докторов наук, отечественные и зарубежные, у ленты даже есть научный консультант. Значит, требования к информации в этом фильме возрастают многократно. А информация эта, дорогие граждане, не выдерживает никакой критики.

Начнем, пожалуй, с ведущего «эксперта», вокруг высказываний которого крутится основная интрига. Да и экранного времени ему отведено больше, чем всем остальным. Знакомьтесь, Перл Лаперла, доктор медицины, иммунолог, США:

Зачем подчеркивают, что она «доктор медицины» — не знаю. M.D. в США – это клиническая степень, свидетельствующая о том, что врач сдал сертификационные экзамены и может самостоятельно работать в клинике или открывать частную практику. Беглый опрос знакомых-немедиков показал, что «доктор медицины» ассоциируется у них только с «доктором медицинских наук», что совсем не одно и то же. Научно-исследовательская степень, в том числе и для медиков, — «доктор философии», он же Ph.D. Вот если рядом с фамилией врача есть такая приставка, значит, он написал и защитил диссертацию, имеет печатные работы в профильных журналах и более или менее известен в научном мире.

Как минимум – о таком докторе можно найти информацию в Интернете. А вот о «докторе» Лаперле обнаружить ничего не получается. Как я уже не один раз говорил, существует онлайн-хранилище всех медико-биологических статей, появившихся в специализированных журналах всего мира. Вот, например, следы, которые оставил в PubMed’е мой прошлый эксперт. А вот – нынешний. Следов же «эксперта» из фильма «Плесень» обнаружить не удалось, хотя она уверяет, что занимается темой 35 лет:

Вариант с раздельным написанием фамилии (La Perla) тоже результатов не дает.

В Googlе, впрочем, общими усилиями Pearl Laperla нашлась. Выяснилось, что она - доктор аюрведической медицины, биоиммунолог и прочая, и прочая. То есть не врач ни разу, очередной представитель «альтернативной медицины».

Если попытаться пересказать содержание фильма несколькими фразами, то на планете Земля господствует плесень. Именно она является высшей формой жизни, именно она управляет человеческими массами и каждым человеком в отдельности, она отвечает за наш иммунитет и за различные болезни. Плесень есть плохая, есть хорошая. Из хорошей получают антибиотики и элитные сорта сыра. Плохая же только и ждет момента, как бы застать человека врасплох и захватить мировое господство. А глупый человек, не подозревающий о коварстве плесени, постоянно дает ей поводы расправиться с собой. Как мы до сих пор живы? Непонятно.

В этот сюжет причудливо и нелогично вплетены истории про чуму в Москве в конце XVIII века, про бактериофаги, про чудодейственный спектр колокольного звона, про лепру (проказу), про антибиотикоустойчивость современных бактерий. Какое отношение всё это имеет к плесени? Наверное, только авторам фильма известно.

В фильме есть и здравые мысли, и вменяемые эксперты, о чем я еще обязательно скажу. Но тоненький голосок разума тонет в загробных интонациях Безрукова, который от имени авторов фильма вещает о том, что плесень всюду и что она замышляет нас убить.

Начнем с того, что плесень – это сборное и условное понятие, к биологическим классификациям она никакого отношения не имеет. Плесневые грибы объединяет только характерный внешний вид разросшейся грибницы (мицелия). И всё. Поэтому говорить о плесени в целом нет никакого смысла.

Плесень действительно везде. Но также везде бактерии, вирусы, тараканы и крысы. Однако о тараканьем заговоре пока ничего слышать не приходилось.

По большому счету, в нормальных научно-популярных фильмах (например, в лентах ВВС, на которые так любят кивать авторы «Плесени») мнения экспертов всегда преподносятся именно как мнения. Подбираются оппоненты, информация подается так, чтобы была возможность самому оценить ситуацию и принять чью-либо сторону. Либо составить свое, отличное от всех мнение. В «Плесени» никаких альтернатив, никаких дискуссий. Речь экспертов тут же подхватывается диктором, тексты произносятся с интонацией истины в последней инстанции.

Но в некоторых случаях, эксперты говорят о вещах, в которых не разбираются. И то, что они вещают с экрана, у специалистов вызывает горькую усмешку. Вот, например, Ольга Марфенина, доктор биологических наук, между прочим, представитель МГУ, факультет почвоведения:

«Когда человек вдыхает, он одновременно вдыхает и споры грибов. Крупные споры могут вызывать аллергию (микогенную).  Более мелкие споры вызывают – что существенно хуже – легочные заболевания. В городах больше всего тех плесневых грибов, которые потенциально опасны для человека».

Для развития аллергии размер спор не имеет абсолютно никакого значения, важен лишь факт их наличия. А в городах еще много чего летает, куда более опасного для человека, чем споры грибов. Вид заболевания от размера спор также не зависит.

«В одной московской клинике выполняли пересадку костного мозга людям с лучевыми поражениями. И вдруг начались летальные исходы – у прооперированных стали развиваться микозы. Хотя всё вроде бы соблюдалось очень хорошо. Но в стерильных палатах были установлены кондиционеры, которые должны были очищать воздух. И на фильтрах кондиционеров стали развиваться плесневые грибы».

Во-первых, микозы – стандартное осложнение после пересадки костного мозга, тем более у пациентов с лучевыми поражениями (читай – практически с нулевым иммунитетом). Во-вторых, путаем теплое с мягким. Проблема с кондиционерами есть, но она никак не связана с грибками. Это — легионелла. А для того чтобы распространять по системе кондиционирования микозы, нужно очень сильно постараться. В частности, грубо нарушить условия установки кондиционеров, чтобы искусственно повысить влажность до уровня, при котором плесень сможет выжить на фильтрах или в системе. Кроме того, необходимо поддерживать эту высокую влажность до момента подачи воздуха конечному потребителю, иначе большая часть грибков высохнет по дороге. Причем эффект всех этих стараний будет ничтожен: удастся поразить только тех людей, которые находятся в состоянии глубокого иммунодефицита.

По поводу иммунодефицитов, да и по поводу иммунитета в целом эксперты выдают не менее потрясающие высказывания.

Например, Брюс Липтон, представленный в фильме как профессор и доктор медицины.

На самом деле, он никогда не был медиком, о чем честно сообщается на его сайте. Его специальность – клеточная биология, по этой дисциплине у него степень Ph.D. , полученная аж в 1973 году. В последнее десятилетие его понесло куда-то в сторону, и теперь Липтон – один из самых ярых апологетов теории ментального происхождения болезней. 

«Наш разум посылает организму сигналы страха, и клетки начинают бояться, точно так же, как люди в стране боятся того, что происходит в мире. Этот страх может привести к тому, что клетки перестанут расти. Тогда они заболевают и отмирают. Таки образом, страх приводит к болезням».

Его мысль тут же подхватывает «иммунолог» Лаперла:

«Это моя любимая тема. Я посвятила исследованию этого вопроса 35 лет. Суть в том, как стресс воздействует на нашу нервную систему. Представьте, вы испытываете стресс, а ваш организм начинает вырабатывать кортизол и молочную кислоту. Кортизол называют гормоном смерти. Когда человек влюблен, когда у него позитивный взгляд на жизнь, когда человек счастлив, его организм вырабатывает эндорфины, серотонин и другие вещества, регулирующие деятельность иммунной системы».

Где они все физиологию учили, а? Организм вырабатывает молочную кислоту не от стресса, а как конечный продукт анаэробного гликолиза (бескислородного процесса расщепления глюкозы, чаще всего в мышечной ткани). За 35 лет можно было бы в этом разобраться даже доктору аювердической медицины.

Кортизол – гормон надпочечников, а не смерти. Если хочется, можно конечно и назвать его и гормоном стресса, но какой стресс приводит к выбросу утреннего кортизола, часа в 3-5 утра, во сне? Однако без этого выброса кортизола или при его недостатке с утра вы будете чувствовать себя смурным, разбитым и совершенно вялым. И будете очень хотеть кофе. На этом выбросе и основана ночная-утренняя активность «сов». Многие из них «ловят» эту волну кортизола и под покровом ночи начинают бодро творить или работать. Ее же «ловят» «жаворонки», бегая по утрам бодрыми электровениками. Да-да, ужасный гормон смерти. Только вот без кортизола люди быстро умирают, а при его недостатке живут крайне плохо и недолго. И еще, что бы без него делали аллергики?

Далее, иммунная система, которая является частью организма, действительно связана со всеми процессами, происходящими в нем. И да, хронический и тяжелый стресс приводит к угнетению иммунитета, который может способствовать активации условно-патогенной флоры. Бактериальной или грибковой – уже не так важно. Но в подавляющем большинстве случаев иммунодефицит от стресса — это временное и весьма слабое нарушение защитных сил организма. Его хватит максимум на то, чтобы слечь на пару дней с обострившейся хронической инфекцией, но будет недостаточно, чтобы заболеть грибковой пневмонией, генерализованным кандидозом или прочей экзотикой (а вот к экзотике как раз и будут относиться плесневые грибки).

Далее. Основная проблема с микроскопическими грибками – не инфекционная, а аллергическая. Авторы же сознательно смешали все в одну кучу. Аллергия — не иммунодефицит, это наоборот – гиперактивность иммунной системы, только вот ошибочная, направленная на бестолковое и вредное иммунное воспаление, которое и источник проблемы не убирает, и осложнения дает. И серьезные аллергии лечатся как раз родственниками кортизола. То есть назначением того самого «гормона смерти», которого авторы винят в иммунодефиците и создании предрасположенности сдаться на милость плесени-победителя. Никто не замечает противоречия?

«Последние исследования в области иммунологии обнаружили так называемую первичную иммунную систему организма человека, которую формируют особые формы плесневых микрогрибков».

Честно говоря, иммунологи в лице нашего эксперта, были сильно удивлены. В последних исследованиях об этом ни слова. Еще большее удивление вызвал следующий перл Лаперлы:

«Мы говорим о плесневых грибах mucor rasumosus и aspergillus niger. Это плесень-грибок, живущая внутри организма, находящаяся в первичной стадии развития. Плесень на стенах помещений, на окружающих предметах – это высшие формы развития плесени, однако именно примитивные формы плесени являются одной из движущих сил изменений в крови человека. Мы здоровы, пока плесени mucor и aspergillus находятся в нашем организме в балансе. И заболеваем, когда этот баланс нарушается».

Согласно более распространенной теории, мы здоровы пока Инь и Ян находятся в нашем организме в равновесии. Некоторые еще верят в кислотно-щелочной баланс. Можно это все назвать, конечно, Мукор и Аспергилл, но Инь и Ян звучит красивее, согласитесь.

Люди! Человеки! Кровь стерильна! Хотя поклонники гемосканирования и уверяют нас в обратном. Это физиологическая константа, необходимая для нормальной жизнедеятельности. Проверяется элементарно – достаточно посеять кровь на различные питательные среды и посадить в термостат. А вот если в крови плавают плесневые грибки – это тяжелейший сепсис.

А еще можно вооружиться всеми возможными средствами увеличения, вплоть до современных систем анализа изображения, прикрученных к навороченному электронному микроскопу. И убедиться, что грибков в наших клетках нет.

Тем не менее, гражданка Лаперла продолжает наступление на здравый смысл:

«Отрицательные свойства гриба проявляются, когда он переходит в патологическую стадию. Mucor rasumosus в своей завершающей стадии – это раковый микроб. Такие болезни как туберкулез, остеопороз, болезни костей, слабоумие – результаты патологии aspergillus. А все болезни, связанные с застоем крови и приводящие к раку, связаны с патологией mucor. Баланс mucor/aspergillus может быть нарушен в нашем организме тогда, когда мы испытываем негативные эмоции, злимся, ненавидим, боимся».

Замечательно. Не прошло и половины фильма, как мы договорились до того, что плесень – это раковый микроб. А еще заставили перевернуться в гробу известного немецкого бактериолога Роберта Коха, открывшего инфекционную природу туберкулеза. Возбудитель этой болезни прекрасно высевается, микроскопируется и носит имя своего первооткрывателя – микобактерию туберкулеза называют также палочкой Коха. И в патогенезе других перечисленных болезней плесень никогда не пробегала. Для человека с медицинским или биологическим образованием это так же очевидно, как для математика 2х2=4. Это уровень доказываемых и проверяемых основ.

Уже упоминавшийся Алексей Куприянов объяснил, что перлы Лаперлы объясняются ее приверженностью теории «циклогении бактерий» немецкого энтомолога, фармацевта и микробиолога-любителя Гюнтера Эндерляйна (1872 — 1968). Теория эта не нашла никаких подтверждений (ну не превращаются бактерии в грибы, хоть ты тресни) и в настоящее время представляет исключительно исторический интерес, хотя гемосканеры ею достаточно активно машут, завлекая к своим темнопольным микроскопам доверчивых граждан с избыточной денежной массой в кошельках.

Мой сегодняшний соавтор высказала свою догадку, откуда уши торчат у постулата про первичную иммунную систему и грибки. Есть такая штука, как толл-подобные рецепторы, они открыты недавно и являются мощным компонентом врожденного иммунитета, а также связкой между врожденным и приобретенным иммунитетом (первичным и вторичным).

Устроены они так: очень многие микроорганизмы в своем составе имеют характерные узнаваемые повторяющиеся структурные последовательности (белков, углеводов и т.п.). Эти последовательности присущи именно бактериям (или грибам), но не организму человека, птицы, мыши и так далее. Толл-рецепторы как раз эти последовательности и узнают, что является сигналом иммунной системе: «К нам проник чужой!». Состав и количество заточенных на определенные микроорганизмы толл-рецепторов могут немного отличаться от человека к человеку, давая некий «профиль того, кого больше ждут». Как доска с фотографиями разыскиваемых преступников. Может быть, именно этот факт авторы и решили обыграть в стиле «плесень создает нам иммунную систему и ей управляет». Но получилось как всегда.

На этом мы прервемся и продолжим разбор полетов в следующем выпуске колонки. Материала еще много.

***

Напоминаю,  что адрес для посылок остался прежним.

Источник: http://www.medportal.ru/budzdorova/interview/1487/

 Анонсы »

 Красота »

 Фитнес »

 Вкусно »

 Это интересно »